Go to Top
donde comprar replicas de relojes, replicas de relojes tag heuer, replicas de relojes de lujo replicas de relojes replicas de relojes replicas de en replicas de relojes españa replicas relojes

가짜 시계,홍콩 가짜 시계,가짜 명품 시계,이미테이션 시계,이미테이션 시계 판매,짝퉁 시계 가짜 시계 가짜 시계는 정확히 원본처럼 보이도록 설계 시계입니다. 그들은 싸구려 모조품,하지만 원래 제품의 정품 가짜 아니다.

PPL в Латвии, дневник студента — отказы

Не подведи!

Не подведи!

Ранее: Медицина.

Главное отличие симуляторов от реальных полетов лежит в двух плоскостях. То, о чем уже говорилось, — это принципиально иные ощущения при пилотировании. Как бы хороша ни была модель в симуляторе, научиться чувствовать и сажать реальный самолет она не даст. Точность моделирования важна, скорее, в обратном направлении — когда уже есть навык пилотирования, и виртуальный самолет должен вести себя достаточно адекватно, чтобы не создавать когнитивного диссонанса и не деформировать имеющийся навык.

Второе отличие не менее, а, может быть, и более важное: хотя разработчики с каждым годом достигают все новых и новых высот в «оживлении» виртуальных моделей, но ничто не сравнится с ощущением, когда перед полетом осматриваешь реальный самолет — эту удивительную крылатую машину из тысячи деталей, каждая из которых в любой момент может сломаться. Перед лицом такой грозной перспективы идея о хрупкости человеческого бытия перестает быть поэзией экзистенциализма и становится до мороза по коже грубой и осязаемой реальностью.

Даже совсем новый по авиационным меркам самолет постоянно выкидывает какие-нибудь фокусы, а если не выкидывает, то это еще страшнее — тем большей неожиданностью будет момент, когда что-нибудь этакое да случится.

За время налета в 15 часов уже видел несколько таких «чудес». Тьфу-тьфу-тьфу, самолеты здесь обслуживаются очень хорошо, и ничего критичного не случается, но, тем не менее, — не зная заранее, каких подвохов ждать от данного конкретного самолета, даже самые мелкие недочеты могут обернуться очень коварным боком.

Например, на одном из школьных самолетов что-то случилось с гироскопическим индикатором курса, и его показания уходят от показаний компаса буквально на глазах. В полетах по кругу это не столь важно, но в полете по маршруту 10-15 градусов отклонения от курса уже через полчаса заведут в такие дебри, что придется звать на помощь.

В симуляторе, подобные явления тоже моделируются, но там нет эффекта непредсказуемости. Прибор или система либо работает, либо нет. А реальность далеко не такая черно-белая — в ней, прежде чем сломаться, механизмы долгое время находятся в промежуточном состоянии — «глючат», но продолжают делать вид, что работают нормально, и так оно куда страшнее.

Этой статистической непредсказуемости, помноженной на скорость и высоту полета, в симуляторах очень сильно не хватает. Красота полета — это не только три степени свободы и великолепный вид из окна, но и та смертельная опасность, которой он неизбежно сопровождается. Самое волнующее в жизни — всегда самое опасное.

В учебной программе любой летной школы обязательно есть соответствующий раздел — поломки, отказы и прочие emergency situations. Причем поломки изучаются не только механические — у организма и психики тоже есть свои пределы и свои «глюки», которые тоже нужно обязательно принимать в расчет…

Тем временем, полеты и экзамены продолжаются. В летной программе как раз дошли до отработки действий в случае отказа двигателя. И здесь выполнение захода пока получается не так гладко, как хотелось бы. Не так-то оно просто, оказывается, — выбрать такую траекторию снижения, чтобы и долететь, и не перелететь. Избыток высоты и скорости при неверном расчете может оказаться такой же проблемой, как и их недостаток. И вот как раз этот расчет пока не очень хорошо выходит.

А еще заочно познакомился с одним местным «человеческим фактором», которого все знают, но почему-то никак не могут научить его уму-разуму. Была у нас как раз отработка отказов на соседнем маленьком аэродроме. Набираем мы, значит, высоту после очередного конвейера, выполняем первый разворот и тут у нас «внезапно» встает двигатель. Объявляем в эфир о том, что у нас simulated engine failure и что мы планируем садиться обратным курсом туда же, откуда взлетели. Доворачиваем на полосу, выстраиваем заход — а это уже где-то 300 футов до земли и полоса прямо перед носом — и тут наблюдаем, как нам навстречу бодро взлетает какой-то «фактор». Молча, никак не оповещая о своих намерениях, этот чудак взлетел и полетел по каким-то своим чудаковатым делам, и даже когда мы отдышались и вежливо поинтересовались его половой ориентацией отношением к правилам полетов, он, кажется, даже и не понял, что случилось.

В другой день мы снова его встретили за тем же самым занятием — разъезжал по полосе, никак не комментируя свои действия и намерения. От греха подальше развернулись и улетели на другой аэродром. А буквально сегодня коллега-студент разошелся с ним встречными курсами под Ригой. С достаточным запасом по высоте, но все так же молча, по-партизански. И что интересно, все его здесь знают, но почему-то ничего не делают… видимо, проявляют толерантность.

Еще из последних новостей: три сданных экзамена и неумолимо приближающийся первый самостоятельный полет. По словам другого студента, который только что успешно отлетал свой skill test, самым волнующим и значимым был не выпускной экзамен, а именно первый полет соло — момент, когда обычный человек превращается в необычного — в того, кто может летать…

Далее: Соло!

comments powered by HyperComments
hermes au
2014-06-24 00:02:28
hermes bags japan PPL в Латвии, дневник студента — отказы | На прямой
gucci louis vuitton purses
2014-06-24 21:47:30
louis vuitton air yeezy shoes PPL в Латвии, дневник студента — отказы | На прямой
Optimization WordPress Plugins & Solutions by W3 EDGE